07:47 

Я стану твоим врагом. Глава II

Walterka
Глава I

II
Настал день Х. Крис – теперь уже Кристиан – шагал по школьному коридору, лавируя между шумными младшеклассниками, которые носились туда-сюда, словно торпеды с неиссякаемым запасом энергии. Когда-то он тоже был таким – непонятным существом в комбинезоне, лохматым и писклявым.

Теперь все по-другому. Крис дошел до поворота к лестнице и уперся взглядом в большое зеркало на стене. Перед ним стоял долговязый парень. Он совсем-совсем не был похож на ребенка. Вообще обычно мускулатура по мужскому типу фигуры формируется через полгода после введения препарата, но мальчишка занимался спортом и раньше, поэтому сейчас форменная рубашка с короткими рукавами очень хорошо сидела на его широких плечах с очерченными бицепсами. А еще он, наконец, смог сделать нормальную мужскую стрижку. Детей до четырнадцати в парикмахерских принципиально не стригли короче «шапочки», чтобы никто сильно не выделялся, даже если бы очень того захотел. Теперь его короткие волосы больше не закрывали уши и не лезли на лоб. Дома он ставил их торчком, но для школы причесался.

- Эгеей, Крис! Круто! Везет тебе!

Тяжелый хлопок по плечу заставил мальчишку оторваться от созерцания собственной внешности и обратить взгляд на своего одноклассника, Алекса Дженкинса. Невысокий, с выцветшими бровями и волосами – он тоже давно уже решил стать мужчиной, но его день рожденья был только осенью, поэтому бедняге еще полгода придется ходить с дурацкой «шапочкой» на голове и разговаривать тонким голоском.

- Здорово, - пробасил Крис и пожал приятелю руку. От звука собственного голоса у него мурашки пробежали по коже. Все-таки действительно потрясающе – стать собой!

- Вау! И голос тоже! Ни фига себе! Так быстро? Говорят, некоторым целый год приходится ждать, пока гортань перестроится…

В этот момент Кристиану почему-то подумалось, что с его другом именно так и будет. Он сочувственно похлопал его по плечу:

- Да ладно тебе, еще недолго ждать осталось. Начинай тренироваться прямо сейчас, и уже в августе будешь как я, красаучик! – последнее слово он произнес с нарочитым акцентом, ради хохмы. - Пойдем вместе в спортзал.

- Ну да, как-нибудь надо, - протянул Алекс.

Кристиан знал, что это – пустые отговорки. Его друг каждый год обещал заняться спортом или записаться на борьбу, а вместо этого тратил все свободное время на беспощадное изничтожение мобов в онлайн-играх. Против других игроков Алекс сражаться боялся – для этого тоже тренировка нужна. Он предпочитал мечтать о том, что когда-нибудь накрабит на сет своей мечты и тогда-то, наконец, закатает всех на сервере.

- Ты уже видел Джей? – осведомился геймер.

- Ты первый, кого я увидел, - Крис пожал плечами. – А что Джей?

- О-о… - Алекс оживился. – Она еще в начале каникул повзрослела, перед новым годом. Я сегодня встретил ее утром… Представляешь, - подросток понизил голос. – У нее грудь! Во! – с этими словами он изогнул пальцы на руках, пытаясь определить размер. – Вот такая, прикинь?!

- Круто, - безучастно кивнул Кристиан, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Грудь Джей его не интересовала. Он очень хотел увидеть другого человека. И в то же время, безумно волновался. Чем ближе ребята подходили к классу, тем сильнее был мандраж.

Дверь в кабинет была приоткрыта, одноклассники уже вовсю гудели, обсуждая зимние каникулы. Алекс продолжал что-то рассказывать приятелю о Джей, а, точнее, теперь уже Джейн, но Крис слышал только громоподобные удары своего сердца.

Он вдруг отчетливо понял, что является сознанием, заключенным в телесной оболочке. Сознание хотело замереть, остаться здесь, но оболочка упорно продолжала тащить его в наполненный гомоном кабинет.

Наконец, парень переступил порог класса. И, как уже делал много раз в своем воображении, бросил взгляд на третью парту во втором ряду, неловко улыбнулся и обомлел… Но, если в своих мечтах, он застывал от неземной красоты соседки по парте, то сейчас Крис оторопел от неожиданности. Его будто со всей силы ударили в грудь, и воздух перестал поступать в легкие. Подросток задохнулся от шока: на месте Майки сидел пацан! Пацан, подстриженный под горшок! С идиотским выбритым затылком. В белой рубашке с галстуком, как и у Криса. В брюках. И с Майкиной родинкой на правой щеке. С ее большущими карими глазами. И губками бантиком.
Пацан приветливо помахал рукой и отодвинул соседний стул от парты, приглашая его сесть. Но сейчас Крису хотелось развернуться и убежать прочь, чтобы не видеть этого кошмара.

- Эй, ты чего? – Алекс заглянул другу в лицо. – Как будто привидение увидел. Что с тобой?

- Н-ничего, - заикаясь, выдавил парень. – Я просто понял, что очень сильно облажался, чувак.

- В каком смысле? – геймер косо посмотрел на того, кто когда-то назывался Майкой и уже открыл, было, рот, дабы что-то сказать, но в этот момент послышалось быстрое цоканье каблуков, и в класс зашла преподаватель литературы, Анджела Локсли.

- Приветствую, - проговорила она в своей привычной манере, в нос, - Занимаем свои места, не задерживаемся.

- Я не выучил урок, - пользуясь еще не стихшим шумом, ответил Кристиан Алексу.

- И поэтому побелел, как простыня?

- Пожалуйста, заткнись, - процедил сквозь зубы парень и сел на свое место, стараясь вообще не смотреть на соседа по парте.

- Здорово, - раздался слева низковатый, ломающийся голос. – Да ты у нас теперь красавчик! Я бы многое отдал, чтобы за пару недель так измениться.

Кристиана затошнило.

«Ну да, многое. Да ты за пару недель изменилась так, что мне теперь умереть охота!»

- Надо было мне с тобой тренироваться, - продолжал Майк. Да, теперь уже точно Майк, а не Майка.

Крис молча открыл тетрадь и стал записывать дату.

- Эй, - сосед толкнул его в бок. – Бро, с тобой все в порядке? Если урок не выучил, давай, я по-быстрому расскажу тебе. Все равно она в первый день не будет спрашивать.

- Все нормально. У меня просто… живот болит, - выдавил Кристиан.

«И душа…»

- Ну ладно. Таблетку от желудка дать?

- Не надо. Так пройдет.

- Узнаю Криса, - хмыкнул Майк.

«А я тебя – нет».

Мальчишка оперся щекой на левую руку, как бы невзначай закрывая лицо от соседа, и уставился в учебник.

«Литература бриллиантового века характеризуется дидактизмом и стремлением авторов не просто показать существующую действительность, но еще и предложить свое решение проблемы. В 20-е гг. нашего века появилось течение позитивистов…»

Майк снова толкнул Кристиана в бок.

- Чего тебе? – буркнул тот.

- Ролланд, Красовски, я слежу за вами, - указка миссис Локсли легла Крису на плечо. – Все общение – на перемене.

- Так точно, - кивнул парень, мысленно благодаря учительницу за то, что она избавила его от необходимости разговаривать с Майком.

- Вот и хорошо… - Анджела ходила между рядами, объясняя урок, а Крис бездумно записывал ее слова, стараясь выключить мозг настолько, насколько это возможно. Потому что на самом деле ему хотелось просто сорваться с места, выскочить из класса, и бежать, бежать, бежать, неизвестно куда. Только подальше отсюда. Подальше от этой неловкости, от чувства оплеванности и предательства.

Да, он чувствовал себя именно преданным. Майка никогда не говорила, что хочет стать мальчиком. Она никогда не вела себя как парень. Да – была сорванцом и играла с пацанами, но при этом очень здорово пела и танцевала. Говорила о себе или в женском роде, или не употребляла родов в речи вообще.

И на последней их встрече до трансформации, когда он, краснея, сказал, что ей очень пойдет платье, она мило потупила взгляд. Тогда Крис принял это за смущение от комплимента. Теперь он понял, что Майка просто боялась признаться. Боялась и молчала. Поэтому все это время водила его за нос, позволяя называть себя девчонкой. Поэтому смущалась и краснела, но не возражала, когда Крис предлагал ей женские роли в играх, таскал ее портфель и обсыпал листьями.

Злость на «Майку» быстро сменилась ненавистью к себе.

«Какой же я дурак… Как можно было этого не замечать? С чего я вообще вбил себе все это в голову? Аргх! Надо было запасть на Джей! У нее, вон, грудь! А я облажался как самый последний идиот. Навязывал Майке ту роль, в которой хотел ее видеть. А теперь… не хочу видеть ее… то есть - его, черт подери. Вообще. Никогда!»

В носу предательски что-то захлюпало, а глаза стало щипать, и Кристиан часто заморгал, чтобы подавить слезы. Еще не хватало сейчас разреветься от обиды у всех на глазах, как первоклашке!

Когда прозвенел звонок, мальчик подхватил рюкзак и, не оглядываясь, вышел из кабинета.

- Крис! – его окликнул ставший уже ненавистным за эти сорок минут голос.

Парень обернулся и заглянул, наконец, в глаза своему страху. В эти дурацкие карие глаза в обрамлении пушистых ресниц.

- Ну что?

- Ты меня избегаешь?

- Пф-ф-ф! Ты в своем уме? Я же сказал – у меня болит живот! Хочешь мне в туалете компанию составить?

- Мне показалось, что…

- Когда кажется, знаешь, что делают! – рявкнул Крис на растерянного соседа.

- Да пошел ты.

- Уже! – выпалил тот, сбегая вниз по лестнице.

Мальчишка направлялся в дальний угол школьного сада. Иногда здесь прятались прогульщики или курящие старшеклассники, но сейчас, хвала небесам, закуток оказался пустым. Крис сжал руками прутья решетки забора и стиснул зубы.

- Ненавижу…

- Кого ненавидишь? – раздался за спиной голос Алекса. Кристиан дернулся, как от удара током.

- Тебя ненавижу! Пипец, как ты меня напугал. На фига ты вообще за мной пошел?

- Потому что с тобой творится странное, дружище. Я же не оставлю приятеля в беде. Рассказывай, в чем дело.

- В Майке.

- Я так и думал, - кивнул Алекс. – Честно говоря, я тоже офигел, когда увидел ее… То есть, его. Дерьмовый из нее парень. Не похожа Майка на мужика. Вообще.

- Блин. Да как ты не понимаешь. Дело не в этом.

- А в чем?

- В том, что она мне нравилась! А теперь… Меня просто тошнит! – Кристиан сполз по решетке и сел на землю, зарываясь пальцами в свои короткие вихры. – От себя тошнит! Потому что я кретин!

- Э-э-э… - Алекс подозрительно покосился на друга. – Он тебе нравится и парнем?

- Что?! – мальчишка закашлялся. – Нет, конечно! Для меня это как предательство, понимаешь? Я знаю, что она... то есть, он, не виноват. Но… Вот представь, если бы ты несколько лет подряд любовался на светлый образ какой-нибудь актрисы, а потом она вдруг – р-р-раз – и превратилась в бородатого викинга! И вот уже светлый образ с плакатов становится тебе противен до тошноты, потому что, глядя на них, ты каждый раз вспоминаешь дядьку с волосатым торсом, которым она стала. Но и мужиком ты ее воспринимать не можешь, потому что помнишь это существо в воздушном розовом платье и с грудью третьего размера.

- Мда уж… - согласно закивал приятель. – То еще дерьмо.

- Только у меня хуже. Потому что я знал ее с первого класса. Я с ней дружил. Я, может, полюбил ее! А она…

Вязы скрипели над головами мальчишек тонкими ветвями и хлопали листьями на ветру.

- Сейчас урок начнется.

- Скажешь, что я заболел? Не хочу туда возвращаться.

- Хорошо. Ты извини. Я бы с тобой сбежал. Но если в первый же день мне сделают выговор, мамка обещала отключить интернет. У нее нрав крутой, ты знаешь. А мне до фиолетового сета еще три месяца в данжи ходить, медали копить.

Кристиан хмыкнул.

- Я все равно хочу побыть один, не парься. Как там твоя игра называется? Бульон?

- Сам ты бульон! Байлон это. Мир магии и…

- И безудержного крабства.

- Ну не без этого.

- А что, правда помогает отвлечься?

- Честно говоря, это вообще ужасно отвлекает. Как засядешь – фиг оторвешься потом, чтобы реальными делами заняться.

- Лекс. Скинешь мне клиент игры?

- Конечно! Я тебя и в клан приглашу! – обрадовался приятель.

- Ага, спасибо, - мальчишка влез на забор и помахал другу рукой. – Бывай, до завтра.

Кристиан направился по протоптанной прогульщиками через пустырь тропинке к автобусной остановке. Когда становилось совсем противно на душе, он садился на первый попавшийся маршрут и ездил по кругу, слушая музыку в плеере. Это его успокаивало. Если по дороге не встречалось пробок, конечно.

Сегодня Крису повезло: пробок не было, а маршрут оказался очень длинным. Ролланд сел на одиночное кресло за каким-то толстяком, чтобы водитель не успел обратить на мальчика внимания и не посчитал, сколько раз он будет ездить по кругу. Парень включил плеер и откинул голову на спинку кресла. Тяжелая музыка злилась в наушниках, подыгрывая настроению Кристиана.

«Я ненавижу все, что связано с тобой», - рычал гроулом певец в микрофон, и Крис включал эту песню снова и снова, раззадоривая себя. Он закрыл глаза и просто растворился в музыке. Пока, наконец, при очередной остановке не ощутил, как его хлопают по плечу.

- А? – мальчик разлепил очи и увидел перед собой усатое лицо водителя.

- Конечная, парень. Я пойду покушать куплю, да. Автобус закрою. Минут пятнадцать стоим. Можешь подождать, если хочешь, на улице, или поехать на другом.

- Извините, - промямлил Крис. – Я… два круга проехал, - он выгреб из кармана деньги, но водитель его остановил:

- Потом заплатишь, да? Я заметил. Тоже в детстве так делал, когда грустно было. На тебе лица нет. Что-то случилось?

- Ага.

- Ну-ка?

- Вы смеяться будете.

- Да ладно тебе? Двойку получил? С родителями поругался? Влюбился?

- Влюбился. А потом разочаровался.

- С другим пацаном ушла?

- Хуже. Стала пацаном.

В горле у Криса пересохло. Кататься на автобусе расхотелось.

- Спасибо. Я пойду, - с этими словами он вручил водителю оплату за два билета и вышел из автобуса.

- Не переживай, парень! Какие твои годы! Других встретишь, да? – крикнул ему вслед мужчина.

- Ага, - сказал Крис сам себе. Но встречать сейчас ему никого не хотелось. Вообще. Он хотел, чтобы время просто остановилось здесь. Чтобы не надо было возвращаться домой, объяснять родителям и учителям прогул. Чтоб не видеть этот проклятый класс, эту чертову парту и… конечно, же, Майка, который фактом своего существования каждый день напоминал бы Крису о его фиаско. О том, как он неудачно влюбился, а потом позорно сел в лужу.

Мальчишка вошел в здание торгового центра неподалеку и побрел вдоль ярких витрин. Смотреть ни на что не хотелось. Он не знал, куда идти. От кондитерских павильонов разливался безумно вкусный аромат корицы и шоколада, но сейчас Кристиана воротило от одного запаха еды.

Можно было бы зайти в магазин дисков или книг, но сегодня новые книги любимого писателя и новые игры из любимой серии не смогли бы утешить Ролланда.

- Стоять! – мальчика схватили за плечо и резко развернули к себе. По коже пробежал озноб.

- Опять ты! – воскликнул Крис, глядя сверху вниз на стриженного под горшок соседа по парте. – Какого черта ты здесь делаешь?!

- Это я у тебя хотел спросить.

- Тебе какое дело?

- Такое. Что так друзья не поступают. А ты просто крыса! Надулся из-за чего-то, соврал про живот и сбежал!

- Я…

- Не надо. Я тебя слишком хорошо знаю, чтобы распознать ложь. Ты просто предатель!

В следующую секунду кулак Майка прилетел Крису в челюсть. Парень не ожидал такого поворота и отшатнулся назад. Будь это кто-то другой – Кристиан бы дал ему сдачи. Сейчас же он просто застыл в замешательстве.
Красовски ударил его еще раз, теперь в плечо:

- Крыса!

Удар кулаком в живот:

- Трус!

Крис пришел в себя, наконец, и оттолкнул Майка:

- Отвали от меня!

- Объясни мне, в чем дело, и я отвалю навсегда! Потому что мне противно даже стоять рядом с таким дрейфлом как ты!

- В чем дело?! Хочешь узнать, в чем дело?! – взорвался Кристиан. – В том, что мне не нравятся бритые затылки и пацаны с бритыми затылками! Дело в том, что мне вообще не нравятся пацаны, мне нравятся девушки!

- Что?! О чем ты вообще? – опешил сосед по парте.

- О том, что мне нравилась Майка! – лицо Криса залилось краской. – И я все каникулы хотел ей об этом сказать! А сегодня пришел в класс и увидел ТЕБЯ вместо нее! В брюках, с мужским голосом и с этим придурочным горшком на голове!

- Тебе… нравилась?.. – заторможенно переспросил Майк.

- Уже – нет! Не беспокойся. Мне нравятся только девушки! Теперь ты все для себя прояснил? Я могу идти?!

- Да… - Красовски даже не шелохнулся, ошарашенный свалившейся на него информацией.

Ролланд кивнул и зашагал к выходу, не оборачиваясь…

Дом встретил его тишиной и запиской на холодильнике.

«Мы с папой на важной встрече. Суп в большой кастрюле. Плитой пользоваться умеешь. Будем поздно. Целую, мама».

Отец Криса руководил строительной компанией. И важные встречи обычно проводил в дорогих ресторанах, где они с партнерами обсуждали будущие проекты за бутылкой дорогого коньяка, в компании лобстеров, индеек, устриц и прочих деликатесов. Мама иногда тоже присутствовала на встречах. Для красоты.

Разогревать ужин мальчишка не стал – аппетит так и не появился. Полистав с полчаса ленту новостей в социальной сети, он выключил компьютер и лег спать, потому что не знал, чем себя занять и как промотать вперед это чертово время…

Глава III
Глава IV
Глава V

@темы: Литература, Творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Draw and write

главная