Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:18 

Walterka
И, собственно, переработанная первая глава творчества про ребят с рисунка постом ниже.
Вообще, хотелось бы видеть комментарии, если было интересно и понравилось.)

Глава первая. Прыжок.

Это только кажется, что прыгнуть в воду легко.
«Раз, два, три… - ноги согнулись в коленях, напружинились, дрогнули и… застыли. - Ну блин, не могу!»
Волны приветливо бьются о покрытый скользкими водорослями сырой край буны.
- Давай, не бойся!
- Прыгай, прыгай, прыгай!
- Сейчас… - Алиса закусила губу и испуганно смотрела на воду, в которой только что вполне спокойно бултыхалась. Шутка ли – от мысли, что придется сделать этот шаг, ноги начали подкашиваться, а руки – мелко дрожать. – Ребят, давайте я попоз... – договорить девочка не успела, потому что в следующий момент нечто тяжелое налетело на нее и столкнуло вниз. Соленая вода хлынула в ноздри и в рот. Она зажмурилась и, резво перебирая руками, выплыла на поверхность. Ничего сложного, казалось бы. Если бы не одно «но». Как только голова Алисы показалась над водой, она заметила рядом то самое тяжелое, что сбило ее с ног. Это был ее приятель по кличке Скунс.
Они жили в одном дворе, и ходили в одну школу. Только мальчишка был на два года старше. Ей – четырнадцать, ему – шестнадцать. Со стороны эта парочка выглядела странно. Алиса была все еще была похожа на ребенка: худенькая, остроплечая, с огромной копной рыжих волос и веснушками на щеках. А вот Скунс больше походил на уже взрослого парня: за последний год вымахал и возмужал, даже бриться начал. В школе на него косились как на возмутителя спокойствия. Где происходила какая-нибудь заварушка, неизменно маячил его ирокез с белой полоской посередине – как на хвосте у скунса… Неудивительно, что воплотить в жизнь экстренный метод обучения плаванью и столкнуть Алису в воду решил именно он.
Уши заложило от воды, но и без звука девочка отлично видела, что ее приятель ржет во все тридцать два зуба.
А дна под ногами не было.
- Скунс! Ай, Скунсик, помоги мне! – запищала девчонка, цепляясь руками за плечи друга. – Ой-ой-ой! Мне страшно!
- Да тише ты! Пф-ф-ф! – он с шумом выплюнул воду, которая только что попала в рот из-за отчаянных попыток Алисы вскарабкаться ему на голову. – Не хватайся за меня! Я тебя держу! Плыви!
- Ох… - девочка ослабила хватку и попробовала грести руками и ногами.
- Плыви, плыви, - шепотом добавил он. – Тут не утонешь, не бойся. Вот так, молодец. Ну! Можешь же! Можешь! – как только Алиса доплыла до мели, он отпустил ее, и снова услышал испуганный писк.
- Ты же сказал, что не отпустишь! – возмутилась девочка, но сразу же осеклась, когда ее ноги коснулись дна.
- Не, я, конечно, могу держать тебя и на суше… - пожал плечами панк, - Но это будет смотреться как-то тупо.
Он вышел из воды, встряхивая головой, и направился к костру. Уже вечерело. Солнце приблизилось к горизонту, накупавшиеся люди выползали из моря на свои одеяла. Обгоревшие докрасна приезжие собирались идти в ближайшие прибрежные кафе.
А подростки, как это обычно бывает, начали травить жуткие байки. Сегодня у костра собралось четверо: помимо наших старых знакомых – Алисы Лисицыной и Саши Некрасова по кличке Скунс, в компании были еще три человека.
Маша Рей – местная оторва и неформалка с кучей дырок в ушах. Настоящая фамилия у нее, конечно, была другая, но одноклассников в компании не было, а ребята из двора не слишком интересовались ее паспортными данными. Темные волосы она не красила, но стригла всякий раз по-разному и обязательно как-нибудь вызывающе. Например, сейчас с левой стороны волосы у нее доходили до подбородка и напоминали каре, а с правой были подстрижены совсем коротко.
Ира Иванова была тихой и молчаливой девочкой, с бледной кожей и длинными, иссиня-черными волосами, доходившими ей аж до пятой точки. Многие считали ее красивой, но едва ли кто-то осмеливался проявить к ней внимание. Тем более, что ходили слухи, будто ей передался ведьминский дар от прабабки.
И, наконец, Юра Лопатин – тщедушный и долговязый светловолосый мальчик в очках. Не в пример Скунсу, Юра всегда был прилежен, и никто не смел упрекнуть его в плохом поведении. Правда, это не мешало мальчишке быть хитрым и просчитывать все свои действия наперед. Если бы, взглянув на него, вы подумали бы, что это – обычный ботаник, предмет шуточек одноклассников – вы бы жестоко ошиблись. Лопатин учился средне. Но не потому что не мог лучше, а потому что стремился не выделяться из толпы. А те, кто решал поиздеваться над ним, почему-то всегда по воле случая влипали в очень неприятные истории.
Итак, вся эта компания жила в одном дворе, и частенько собиралась вместе. Несмотря на то, что все ребята учились в разных классах, а некоторые еще и – в разных школах.
Справедливости ради, стоит заметить, что каждый из ребят, так или иначе, когда-то подвергался травле в школе. Ну, кроме Алисы – ей повезло в этом плане больше всех.
Даже хулиган Скунс в свое время пострадал от издевательств однокашников – когда учился в шестом классе и только переехал в этот город. Новая школа, новый класс. Именно в те времена к нему и приклеилась кличка. Кто-то в классе невзлюбил его, и начал распускать о мальчишке всякие слухи. Как обычно это бывает, добрались и до сортирной темы. Однажды мальчику подложили в парту тухлое яйцо, и, когда учитель спросил, что это воняет, все одноклассники показали пальцем на Сашу. С тех пор его дразнили Скунсом, шпыняли, толкали, издевались. А еще через полгода он понял, что так не может больше продолжаться. Начал заниматься борьбой втайне от всех, и, когда хорошенько отточил свои навыки, решил бросить вызов обществу. Выбрил себе ирокез, выкрасил полоску посередине в белый и заявился к своим обидчикам со словами: «Скунс так Скунс». А потом бодро и весело дал сдачи. С тех пор Некрасова зауважали и дразнить перестали, но теперь эта кличка ему самому нравилась…
- Эй, Скунс, а у тебя в жизни случалось что-нибудь странное? – поинтересовалась Маша, разболтав друзьям очередную жуткую историю.
- О да. Однажды я нашел странное видео. Там толстый малец снимал себя на камеру и рассказывал бородатый анекдот. А потом изображение замедлилось, начало мигать, и на фоне заиграла стремная музыка, больше напоминающая скрежет и какофонию. Пацан начал медленно есть бутерброд то ли с горчицей, то ли с арахисовой пастой, трясти головой, ужасно смеяться и тыкать начинкой бутера в объектив.
- А потом что?
- Ничего. Потом я закрыл это видео и начал искать другие по запросу «идиотский дабстеп», - Скунс запустил пальцы в свой полосатый ирокез, отлепляя челку ото лба, и заржал. Его смех раскатился по округе и замер где-то в листве прибрежных деревьев, так и не встретив ответа.
Ребята лишь покачали головами в ответ. Улыбнулась только Алиса – она слишком хорошо знала своего друга, с которым они играли с детского сада. Он все время рассказывал дурацкие истории и странные шутки, посмеяться над которыми можно было только, разве что, от зашкаливающего градуса неадеквата.
- А я вот никогда в жизни не сталкивалась ни с чем сверхъестественным, - пожаловалась Ира. – Разве что, во сне. Вот вы какие сны видите? Черно-белые?
- Да нет, цветные, - пожала плечами Алиса.
- И я, - кивнула Маша.
- На днях биологичка нам рассказывала, что цветные сны связаны с какими-то болезнями, - встрял Скунс. – Какой-то бред. В таком случае, я должен уже прописаться в больнице, потому что я ни разу в жизни не видел черно-белого сна. Все были цветные.
- И радужные, - хмыкнул Юра. – С единорожками.
- Ну не без этого.
- А вообще это заблуждение, - вдруг добавил Лопатин. – Большинство людей видят сны, просто не запоминают их. Потому и говорят про то, что увидеть яркий, реалистичный сон может не каждый.

Вопрос: Интересно?
1. Да  4  (80%)
2. Нет  1  (20%)
3. Не читал  0  (0%)
Всего: 5

@темы: Творчество, Литература, skunk

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Draw and write

главная