• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
00:24 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:24 

Новая волна тварьчиства.

Тоже по Темному Городу, однако, отношения к роману про Эвана не имеет никакого за исключением того, что это один и тот же мир.

Отредактировано.

Глава 1. В которой Билли находит тайник.

Билли Плугс сидел у себя на диване и со скорбным выражением лица перебирал струны гитары. Сегодня его в третий раз отшила однокурсница, и он не мог понять, в чем же дело? Его, такого красивого, ухоженного, умного и талантливого – и вдруг отшили!
И вот теперь он, рассевшись на своем ложе в царской позе, мучил свой бывалый музыкальный инструмент, пытаясь извлечь из него печальные звуки, и на ходу сочиняя очередную философскую песню с глубоким смыслом.
Надо сказать, пел Билли хорошо. Играть на гитаре тоже умел неплохо. Да и выглядел привлекательно. Девушки, впервые видевшие Плугса, восторженно ахали вслед стройному кареглазому красавчику, одетому всегда по последней моде. Парень так щепетильно следил за своей внешностью, что любая женщина могла обзавидоваться. Со своей роскошной, черной шевелюрой длиною до лопаток, Билли мог бы сниматься в рекламе дорогого шампуня. Его ухоженная, без единого изъяна кожа выглядела так, словно студент каждый день посещал визажиста. Да и косметикой он порой не брезговал: подкрашивал глаза и ресницы, объясняя это тем, что «в шоу-бизнесе так принято и, к тому же, модно».
Но, к сожалению, Плугс не являлся ни фотомоделью, ни актером рекламы. Он был музыкантом-самородком. И, вроде бы все ничего, да только стихи парень писал абсолютно бездарные.
- Руки с пальцами, ноги с кедами.
Едут по глазам, как мопедами.
Я тебя люблю, я тебя хочу,
В небо на луну снова улечу.
Я-у-у-у улечу-у-у!
У-у-у! Прилечу-у!
– пел Билли во всю мощь своего юного, но, несомненно, прекрасного голоса.
- Эй, музыкант, не мог бы ты петь про себя? – недовольно буркнул Жорик Шишкин, оборачиваясь на своего соседа. Жорик в этот момент занимался своим любимым делом: поглощением блюда собственного приготовления. Сегодня это были котлеты и рис. – Поел бы что ли, а? На голодный желудок не особо-то понасочиняешь, - рассуждал толстяк, отправляя в рот очередную порцию.
- Ты, Жора, человек практический, - воздев глаза к небу, ответил Билли. – Не творческий. Когда вдохновение приходит – тут не жрать надо, а творить! Иначе вместе с едой и мысли собственные проглотишь.
Плугс снова ударил по струнам, и съемная двухкомнатка на окраине города вновь наполнилась звуками скорбной музыки:
- Крылья в проводах,
Пальцы на руках.
Тысячи дорог,
Заводных берлог.

Я-у-у-у улечу-у-у.
У-у-у прилечу-у!


Не выдержавший такого издевательства над великим искусством поэзии, Жорик схватил со своей тумбочки плеер и заткнул себе уши наушниками, погромче включив музыку. Русоволосая, стриженная ежиком голова задергалась в такт ритмам, которые отстукивал барабанщик. Название группы парень не знал. Эти записи ему достались совершенно случайно, от однокурсницы, которая восхищалась мастерством музыкантов и неземной красотой солиста. Послушав песни, Жорик пришел к выводу, что вещь действительно стоит внимания. Тем более, рок он любил, а уж роко-оперный жанр вызывал у него непонятное чувство благоговения. Наверняка потому, что сам толстяк петь не умел вообще, а вот у вокалиста группы голосище был ого-го какой! Порой он брал такие высокие ноты, что Шишкин задумывался: «А не женщина ли это?» - а порой пел таким басом, что у парня почти не оставалось сомнений – солирует в этой группе не человек.
Билли с недовольством покосился на друга, демонстративно закрывшего глаза и с упоением поглощающего обед. У Плугса заурчало в животе, и он, отложив гитару, подошел к столу и, схватив котлету, к которой уже тянулся Жорик, отправил ее себе в рот.
- Получи, шкотина, - глухо проговорил непризнанный гений и мысленно порадовался, что Шишкин его не слышит. Потому как получать тяжелый подзатыльник парню вовсе не хотелось.
В коридоре послышался хлопок двери и спустя пару минут на пороге комнаты появился высокий блондин в джинсовой куртке и черных брюках.
- О, Гарик! Что мы имеем? – насмешливо воскликнул Билли. Котлету он уже прожевал, а потому теперь вновь обрел способность говорить нормально. – Мокрые шмотки, мокрые волосы, злая рожа… Не иначе, как на улице дождь? Хм… Кстати! Я только что сочинил новую песню!
Ветер по крыше скакал.
Лошадь прошла по шоссе.
Гарик под дождик попал.
Было похмелье у дяди Хосе
.
- Иди ты, поэт хренов, - отмахнулся от него блондин и, швырнув сумку на кровать, принялся стаскивать с себя ботинки.
Гарик Белов был третьим обитателем этой квартиры, а по совместительству однокурсником и товарищем Жорика и Билли. Но в данный момент шумный Плугс и маячивший перед глазами своей шириной Шишкин парня раздражали. Ему хотелось побыть в одиночестве.
Игорь со вздохом пнул ботинки, отправляя их под кровать, и подошел к зеркалу. Оттуда на него смотрел взъерошенный голубоглазый парень среднего телосложения. В целом симпатичный, с приятными чертами лица. Немного лохматая прическа а-ля «я не стригся три месяца» придавала его облику легкую небрежность, а это обычно нравилось девушкам. Хотя Белов никогда не жаловался на излишки внимания со стороны прекрасной половины человечества. Не то, чтобы сверстницы его совсем не замечали, но вот незадача – та, к которой парень воспылал светлыми чувствами, даже не глядела на него.
«Ну и цыпленок», - с недовольством подумал Гарик, оценивая свое отражение. Он бы, наверное, отпустил бы еще пару мысленных «комплиментов» в адрес своего двойника, если бы не Билли. Обиженный таким презрительным отношением к своей персоне, Плугс подошел к зеркалу вплотную, взял расческу и начал наводить моветон, зачесывая челку то на один бок, то на другой. При этом он вертелся так, что загораживал Игорю весь обзор. Причесавшись и побрызгав на волосы спреем для блеска, непризнанный гений принялся подкрашивать глаза черным карандашом, смешно и совсем по-женски открывая рот.
- Надо бы прикупить в секонд-хенде какое-нибудь платьишко, - ухмыльнулся Белов, плюхаясь на кровать.
- И давно ты хочешь стать клоуном? – осведомился Билли, густо намазывая ресницы черной тушью.
- Да я не для себя, а для тебя, друг мой. Понимаешь, у любой женщины в гардеробе должно быть платье… - Игорь улыбнулся еще шире.
- Нарвешься ты у меня, - процедил сквозь зубы раздосадованный Плугс. – Ой, нарвешься!
- Ну-ну, расскажи мне очередную байку о том, как ты отметелил братка, который принял тебя за девушку и попытался подкатить, - иронично отозвался его приятель.
Жорик, до этого намеренно игнорировавший все и вся, выключил плеер и обернулся к своим соседям.
- О, это что, тот самый случай, когда нашего поэта шлепнули по заднице, обтянутой кожаными штанами? – с улыбкой заговорил он.
- Сейчас я тебя шлепну, - оскорблено проворчал Билли и вышел в коридор.
- Может, не стоило его так? – тут же засомневавшись в справедливости собственных подколов, вопросил Шишкин.
В ответ на это Гарик только презрительно фыркнул, закатив глаза. В комнате повисла гнетущая тишина. Было слышно лишь тиканье часов на кухне, да обиженное сопение Плугса, копающегося в шкафу в поисках подходящей одежды. И вдруг послышался неприятный писк, похожий на звук, который издавали «поющие» игрушки, когда в них разряжались батарейки. Мелодии разобрать было невозможно. Нечто издавало заунывное и зловещее пищание. Гарик неприязненно поморщился:
- Эй, музыкант, что за инструмент ты притащил домой на этот раз? Это волынка на батарейках?
- Опять ты со своими идиотскими шуточками! – Билли заглянул в комнату. Его волосы эффектно качнулись от легкого ветра, просочившегося в открытую форточку, и засияли в электрическом свете лампочки. – Я не знаю, что это! Звук доносится откуда-то из-под пола.
Жорик неспешно встал со стула и направился в коридор. И даже раздраженный Гарик присел и, перегнувшись через спинку кровати, выглянул в дверной проем. Плугс прислушивался к писку и пытался понять, откуда же тот на самом деле доносится. Звук действительно был слегка приглушенным. Так, будто его источник находился где-то под паркетом.
- Вот оно! – Билли опустился на корточки и, заглянув под шкаф, принялся постукивать кулаком по полу. Благо, ребята жили на первом этаже, и подобный звук не мог обеспокоить бдительных соседей. Поначалу стук Плугса был тихим, как и положено – ведь под паркетом должен был находиться бетонный пол. Но вот, костяшки пальцев звонко ударились об одну из дощечек…
- Отвертку! – скомандовал он тоном хирурга, проводившего сложнейшую операцию. – Ну… или нож.
Шишкин взял со стола предмет кухонной утвари и протянул его приятелю. Билли подковырнул дощечку ножом и без особых усилий отколупнул ее. Под полом и в самом деле обнаружился тайник. С трепетом кладоискателя, достигшего своей цели, юноша сунул руку в образовавшееся отверстие и вытащил оттуда небольшую пластмассовую музыкальную шкатулку в форме сердца. Такие сувениры уже лет десять как не продавались. Плугс вспомнил, как популярны они были в свое время, и как его младшая сестра радовалась, когда родители подарили ей на день рожденья эту безделушку… И как она негодовала, когда Билли сломал эту шкатулку, случайно уронив на нее гантель.
- Что это за ерунда? – Жорик склонился, рассматривая шкатулку с не меньшим любопытством. Она была покрыта толстым слоем пыли так, что невозможно было рассмотреть, что же лежит внутри, хотя посередине крышки находилось «окошко» из прозрачного пластика.
Обычно в таких сувенирах существовали специальные кнопочки: открываешь сундучок – и музыка играет, закрываешь – и все смолкает. Но на крышке шкатулки висел миниатюрный замочек. А сувенир, не обращая внимания на законы физики, пытался воспроизвести мелодию прошлых лет. Плугс осторожно провел пальцами по пластику, стирая пыль, и увидел, что внутри лежит небольшой листок бумаги, свернутый «рулетом».
- Может, это какая-нибудь девчонка играла в секретики? – предположил парень, ногтем поддевая замочек и без труда отламывая его. Крышка тут же открылась, как будто в нее была встроена пружина. В воздух взметнулась пыль.
- Апчхи! – Плугс встряхнул головой и поморщился.
- Что там? – заинтересованно спросил Гарик, которому было лень подняться с кровати.
- Бумажка какая-то, - Билли пожал плечами и, достав из шкатулки листок, принялся его разворачивать.
- Тоже мне, кладоискатель, - больше для проформы проворчал Белов, в это время с интересом наблюдая за действиями приятеля. Жорик склонился над Плугсом и заворожено глядел на бумагу, словно надеясь, что там будет нарисована карта старинного клада.
Гарик нетерпеливо ворочался на своем ложе, но подняться так и не соизволил. Из принципа. Наконец, Билли развернул лист, посмотрел на него, да так и застыл с открытым ртом. Жорик же хохотнул и, покрутив пальцем у виска, отошел в сторону:
- Ну и чушь!
- Что там? Не тяни кота за хвост! – потребовал Игорь.
- Сам посмотри… - ошарашено проговорил Плугс, поднимаясь с пола и протягивая смятый, пожелтевший тетрадный листок своему приятелю.
На бумаге темными, размытыми буквами было криво нацарапано следующее:
«Я, Агай Йохан, продаю свою душу демону Херану за возможность стать таким же, как и он». А еще ниже красовалась надпись другим почерком: «Я, Вольдемар Йохан, продаю свою душу демону Херану в обмен на власть великую и возможность повелевать людьми».
- Вот уж и правда – чушь, - прыснул Белов. – Нечем было кому-то заняться.
Но, несмотря на деланную насмешливость, юноша затылком ощутил неприятный холодок. Было в этой записке нечто зловещее. Он будто чувствовал, что она – подлинная, и никаким розыгрышем и баловством тут не пахнет. С одной стороны, это не было похоже на договоры о продаже души, описанные в книгах - слишком просто выглядели фразы, как в газетных объявлениях "куплю-продам". С другой стороны - именно эта простота и создавала впечатление истинности написанного... Однако Гарик привык истолковывать все с материальной точки зрения, потому задумываться над подобным вопросом парню не хотелось.
- Знаете что… А ведь некий Вольдемар Йохан скандально известен как жрец секты «Черных голов»… - вдруг сказал Билли, переводя испуганный взгляд то на Шишкина, то на Белова.
запись создана: 20.11.2008 в 03:34

@темы: Литература, Творчество, темный город

07:55 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:20 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:41 

Распространяем заразу!

Наше совместное с Валафия твочество)
Что ж, пришла пора тебе узнать свое имя Темный... Эван Сильвер
Сын падшего архангела Саэмона. Вы юны и талантливы, нахальны и дерзки. Вы вечно влюблены, и в то же время прячете свои чувства за напускной грубостью. Вам довольно легко запудрить мозги, несмотря на всю вашу демонстративную подозрительность. Вы все еще не определились со своей жизненной позицией и надеетесь, что "еще успеется". Вы любите и умеете острить, а так же не гнушаетесь хорошенько выругаться на людях. Многих это раздражает, но для вас гораздо важнее то, что думают о вас близкие. С ними вы ведете себя совершенно иначе.Много бед вам причиняет ваше "темное наследие" - вы не созданы для мира тьмы и его темных дел.
Пройти тест

@темы: Творчество, Флуд, Флэшмоб, темный город

12:37 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:41 

Креатифф.

Засели мы тут за создание анимаций. Жаль, на аватар поставить нельзя. Аватары весят не меньше 50 кб, а дайря жадные, только 30 позволяют.
Так что придется любоваться, но не использовать.




@темы: Gleichaltungsgesetz, Творчество, Шиза

02:38 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:53 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:54 

Поиграем?

Луна освещала серое кирпичное здание, и от этого оно выглядело еще более жутким. Потрескавшиеся стены, пустые глазницы окон, дикий виноград, оплетший стены – как плесень, подернувшая корку хлеба. Казалось, все в этом доме дышит смертью. Его и прозвали соответствующе – Мертвятник.
Даже взрослые старались обходить стороной это зловещее место, что уж говорить о детях, которые приходили в ужас от одного упоминания об этом здании.
Время было около полуночи. Жорик возвращался домой из магазина с бутылкой пива. До этого он выпил уже немало, поэтому неудивительно, что по дороге из магазина парень умудрился заблудиться в трех домах и свернул не на свою улицу, а на Донбасскую, которая вела как раз к тому самому Мертвятнику.
Жорику было двадцать. Это был самый обычный среднестатистический юноша, закончивший школу и техникум и теперь стоящий на прозаическом распутье «институт-армия». Думать о сложности выбора парню не очень-то хотелось, поэтому он предпочитал забивать мысли пивом еще до того, как они начинали зарождаться в его вихрастой голове.
Надо добавить, что низкое содержание серого вещества в мозге никак не влияло на внешность парня. Тот был достаточно симпатичным, хотя и не следил за собой: неряшливо одевался, мало расчесывался и часто ходил небритым.
Так вот, Жорик добрел до конца Донбасской и остановился только перед самым мертвятником, эту самую улицу завершавшим. Дальше идти было некуда. Разве что, в сам заброшенный дом.
- А че… Прикольно! – здраво рассудил парень и, открыв скрипучую калитку, шагнул во двор. Тут же, по традиции жанра, заиграла страшная, тревожная музыка.
- Тьфу ты, - выругался Жорик и вытащил из кармана мобильный телефон. Оказалось, что никто не звонил, нет. Сработал почему-то будильник.
- А разве я заводил его на полночь? – спросил сам себя юноша и сплюнул на землю. – Тю ты! Черте-что творится! – он отключил телефон и, сунув его обратно в карман, зашагал вразвалочку ко входу в здание. Двор был пуст. Кое-где валялись сломанные доски или полусгнившее тряпье, и это лишь дополняло картину «пустоты». Кого-то, возможно бы, напугали подозрительные шорохи, доносившиеся из незастекленных окон, или стуки за дверью парадного входа, но только не Жорика. Недолго думая, он с пинка открыл дверь и шагнул внутрь.
Втянув ноздрями воздух, юноша почувствовал, что внутри пахнет влажной побелкой, пылью и… духами.
Легким движением руки парень свернул пробку с бутылки и приложился к горлышку.
- Хорошо-о… - протянул он удовлетворенно и осмотрелся по сторонам. Оказалось, Жорик попал в какой-то холл. Прямо напротив него был полуразрушенный гардероб, а рядом – окошко кассы.
- Гы… - сказал юноша и подошел к кассе. Окошко было загорожено табличкой, на которой можно было различить еще надпись «не работает». Решив побаловаться, Жорик нагнулся и три раза постучал.
- Кто там? – спросил он сам себя и расхохотался. Парень снова сделал глоток из бутылки и тут понял, что смех-то не прекратился. Возможно, кто-то бы стал объяснять сие явление тем, что в заброшенном здании сильное эхо. Но дело в том, что смех этот был вовсе не похож на эхо. Жорик слышал явственное такое, тихое хихиканье, доносившееся из клетушки, когда-то служившей временным пристанищем для работницы, обилечивавшей посетителей… «Посетителей чего?» - вдруг подумал парень и начал оборачиваться по сторонам, пытаясь найти хоть какую-то табличку. Вскоре табличка обнаружилась. На потолке. Она была криво прибита к нему гвоздями, и на табличке неровными, красными буквами, было выведено «ТЕАТР». Тем временем, хихиканье не только не прекратилось, но стало и еще громче.
И вот тут Жорик не на шутку перепугался. Он припомнил все байки, что слышал о Мертвятнике и не только. Он припомнил все молитвы и ругательства, но выдавить из себя смог только:
- Кто здесь?! – при этом собственный голос показался парню непривычно громким и таким пугающим, что ему совсем расхотелось говорить.
- Да я, я здесь, не паникуй. А то, я смотрю, сейчас уже штаны обмочишь. Такой здоровый парень, а все в сказки веришь, - табличка из окошка кассы опустилась, и наружу высунулась голова в шутовской шапке с бубенцами.
От страха Жорик был уже готов слопать свои собственные нестиранные носки. Без приправ и специй. И даже не запивая пивом.
- Т-ты кто? – заикаясь, пролепетал парень.
- Конь в пальто! – дверь кассы открылась, и оттуда вышел хохочущий шут, одетый, по традиции жанра в черно-красный костюм. У шута было абсолютно белое, идеально загримированное лицо. Он подошел вплотную к Жорику, и, улыбнувшись напомаженной улыбкой, сказал ему почти в самое ухо:
- Не писайся компотом, мальчик. У меня просто пиво закончилось. А костюм я в гримерке нашел! – с этими словами клоун снова разразился гомерическим хохотом, и Жорику вдруг показалось, что смеется не один человек а, как минимум, десяток.
- А-а… Э-э… - начал было парень, изредка поглядывая на свою бутылку пива.
- А теперь давай сыграем, - внезапно утихнув, произнес шут. - В карты...

* * *

- А теперь давайте сыграем… В карты, - Шут раскланялся перед своими гостями и взмахнул рукой. – Пьеро! Где тебя носит, негодный нытик! Хватит пить! Я сказал, карты в студию!
- Но я тебе приносил сорок колод полчаса назад! – в комнате появился абсолютно белый, полупрозрачный Пьеро с ромбиком на щеке. А говорила марионетка голосом Жорика Невструева.
- Да это же… Это же… - мальчик толкнул в бок девочку. – Жорик, который пять лет назад пропал! Его голос!
- М-м, я слышу, вы узнали Пьеро? Ну кто же не знает Пьеро! – манерно проговорил Джокер. – Это наш парень! Рубаха-парень! Пьеро, принеси то! Пьеро, подай это! Кстати, Пьеро! Я сказал, принеси мне карты! А те колоды… Я уже потерял.
- Что же нам делать? – спросила девочка.
- Играть! – с улыбкой сказал Шут. – Вы можете выиграть абсолютно все!
- Или присоединиться к твоему мертвому театру? – хмурясь, осведомился мальчик.
- Ну, милый мой друг, кто не рискует, тот не пьет шампанского! – голос Джокера был почти ласковым, но, кажется, мальчик твердо решил не поддаваться на уловки. Он схватил девочку за руку, и они вдвоем рванули прочь из этого страшного дома. Вслед им слышался только хохот Скомороха и шелест летящих карт из колоды.

@темы: Литература, Творчество

17:36 

Начало того самого, что писалось и переписывалось...

Эван Сильвер и 10 заповедей.

Глава 1. Презирай отца своего.

Скрип! – дверца шкафа скрипела нарочито громко, будто желая оповестить всех, что сейчас совершится какое-нибудь преступное действие.
Эван поставил к шкафу стул и забрался на него. Теперь его голова аккурат доставала до маленького зеркальца, прикрепленного к дверце с внутренней стороны.
- Все дети похожи на своих родителей. А я на кого? – задумчиво проговорил мальчик, внимательно изучая своего двойника за стеклом. Оттуда на него пронзительно-бирюзовыми глазами смотрел худенький бледный ребенок лет шести на вид. Абсолютно седой. Таких детей не бывает. Не бывает – и все тут. Даже несмотря на то, что мать одевала и стригла Эвана, как прочих мальчишек его возраста, он был похож скорее на маленького инопланетянина, чем на обычного мальчика.
Элизабет Сильвер была красивой женщиной. И многие удивлялись, почему у миловидной румяной блондинки родился бледный, почти прозрачный ребенок с пепельными, как у старика, волосами.
- Дурак, чего смотришь? Все равно ты не настоящий, - Эван показал отражению язык и отвернулся от зеркала. Он полез в шкаф, чтобы поискать подарки и конфеты, которые мать всегда прятала на верхней полке. Конечно, до Рождества оставалось еще две недели, но мальчишка был уверен, что Элизабет-то успела купить сыну красную гоночную машинку с радиоуправлением, которую они недавно видели в магазине. Ведь его мама была самой лучшей, самой умной, самой красивой и самой доброй. Эван давно знал, что Дед Мороз – это выдумка. Но радости от подарков на зимние праздники это ничуть не умаляло.
«Так… Где же это может быть… Хоть бы одним глазком взглянуть. Я только посмотрю и положу на место. Чтобы мама не ругалась…» - мальчишка принялся копаться в многочисленных шарфах, лежащих на верхней полке. И, чем больше вещей перебирал, тем быстрее таяла его надежда обнаружить желанную игрушку. Внезапно он задел рукой что-то твердое. С полки на пол хлопнулась синяя тетрадь в твердом переплете. Она открылась почти на середине, и глазам Эвана предстала страница, на которой был нарисован в профиль длинноволосый мужчина. «Саймон»,- сумел прочитать, смешно шевеля губами и морща лоб, маленький Сильвер.
Откуда этот рисунок? Кто на нем изображен? Что за Саймон? Эти вопросы встревожили мальчишку куда сильнее, чем красная гоночная машинка с радиоуправлением. Недолго думая, Эван спрыгнул со стула и схватил тетрадку. Мама спала.
«Если она до сих пор не услышала шума, то не должна придти и сейчас,» - так разумно рассудил ребенок и принялся рассматривать портрет. Нарисовано было неплохо, хотя и заметно, что автор вовсе не являлся профессиональным художником.
Точеный, идеальный профиль, глаза, опушенные густыми ресницами, длинные светлые волосы… - Саймон был настоящим красавцем. Во всяком случае, если судить по карандашному наброску в этой тетради.
Эван нахмурил бровки, недовольно глядя на «слащавого дядьку».
- Слишком красивый. Как девчонка, - презрительно проговорил мальчик, доставая из кармана ручку. – Сейчас я сделаю из тебя мужика, как любит говорить дядя Кевин! – Эван закусил язык и начал «дорабатывать» рисунок. Спустя десять секунд мужчина с портрета обзавелся сначала густыми черными усами, а затем и бородой.
- Вот! Теперь ты – настоящий мужик! – гордо заявил Эван и перевернул страницу с чувством выполненного долга. Но на обороте не было никаких картинок. Только синие мелкие буквы, которые мальчик терпеть не мог. Если напечатанные книжки он умел читать почти как взрослый человек, не по слогам, и даже почти без запинок, то вот эти синие буквы, похожие на крючки, доставляли ему немало мороки.
- Здравствуй, дорогой дневник, - вслух проговорил мальчишка, стараяь копировать дикторскую интонацию. – Сегодня он не пришел. Кажется, он просто поиграл со мной и бросил, а я была такой дурой, что поверила всему бреду, который он мне наговорил. Хотя нет, он никогда не признавался мне в любви. И ушел тихо. По-английски. Мне холодно. И одиноко. Я чувствую себя свободной и какой-то до странного сильной. Сегодня была у врача! – Эвану представилось, что эти записи были сделаны какой-то глупой девчонкой из сериала, который каждый день крутили по телевизору. Он кривлялся и передразнивал глупую девчонку, которая влюбилась в какого-то женоподобного Саймона, да еще и пошла после этого к врачу. Походы к врачам мальчику казались и вовсе бессмысленным занятием, нужным только родителям, которые хотят поиздеваться над своими детьми. – Не скажу, что я в шоке. Чувствовала что-то такое. Ребенка я оставлю. И назову Эваном. Даже если Саймон никогда не вернется. Это не важно. Главное, что это наш ребенок. И я буду любить его… - постепенно голос мальчишки становился все тише и тише, а лицо его принимало все более изумленное выражение.
«Это писала моя мама?» - удивленно подумал он, перечитывая уже знакомые строчки вновь.
«Значит… Значит этот Саймон – мой отец? И он ее бросил, да?..»
Тут он вспомнил, как однажды Элизабет сказала ему: «Я буду любить тебя за двоих. Веришь?» - и тут же расплакалась.
«Значит, это он заставил маму страдать и плакать. Это он ее обидел!» - мальчишка сжал кулачки и подумал, что, когда вырастет, обязательно найдет Саймона и поколотит его, чтобы тот надолго запомнил каково это – обижать самую лучшую маму на свете.

UPD:

читать дальше
запись создана: 18.08.2008 в 19:13

@настроение: творческое

@темы: Творчество, темный город

10:17 

Драббл.

Название: Предательство.
Заказчик: Hellgone
Жанр: стеб
Персонажи: Сильверхеды,Тифа,Клауд,Винсент
Пейринг: Кададж/Тифа

Кададж сидел в кресле и пустым взглядом смотрел на монитор ноутбука. Тишину нарушало лишь заунывное урчание его желудка.
« С этим надо что-то делать», - подумал лидер банды и, достав из кармана мобильник, позвонил по найденному в объявлении номеру.
- Добрый день, служба доставки пиццы, - ответил приятный женский голос.
- Девушка… Девушка… У вас такой… Сексапильный голос… - начал было Кададж, но вовремя спохватился. «О черт, я же не туда звоню. Тут же обеды надо заказывать, а не…»
- Простите, это не служба знакомств. Это служба доставки пиццы! – слегка раздраженно ответили на том конце провода.
- Извините. Просто мне действительно очень понравился ваш голос, - шепотом ответил лидер банды. – Я бы хотел заказать пиццу. Три пиццы, - так же страстно проговорил он и кашлянул.
В комнату вошел Лоз и, краем уха услышав, о чем говорит его брат, принялся советовать:
- Четыре закажи! Четыре!!!
- Девушка… - ласково полупроговорил-полупропел Кададж. – Четыре пиццы, пожалуйста, - затем обернулся к здоровяку и, зажав трубку ладонью осведомился. – А четвертую кому? Маме, что ли, на будущее?
- Нет… - смущенно забубнил Лоз. – Это мне. Еще одну, - затем подумал и добавил. – Ну пожалуйста, брат! Есть хочу – умираю!
Кададж сморщился, но все же повторил в трубку.
- Да, да… Вы правильно поняли. Четыре. Адрес? Диктую… Всего доброго. Я тоже _очень_ рад был слышать вас. Вы даже не представляете, как… - с придыханием ответил юноша и нажал на клавишу «отбой».
- Опять звонишь в секс по телефону? – послышался насмешливый голос Язу из соседней комнаты. – Я же говорил тебе, что мобильник не для этого предназначен. Сколько можно оплачивать эти немыслимые счета? Лучше б ты себе журналов купил. И пользы больше, и использовать можно не по одному разу.
- Идиот, я заказывал пиццу! – краснея, прошипел Кададж. – А если тебя не устраивает оплачивать счета – можешь валить из банды.
- Думаешь, справишься без стрелка? - спокойно осведомился Язу, заходя в комнату и снисходительно глядя на лидера.
В ответ Кададж успел только проворчать что-то нечленораздельное и пообещать «потом разобраться», потому что в следующий момент послышался звонок в дверь. Главарь банды пепельноволосых ринулся к выходу с необычайной сноровкой, в надежде увидеть на пороге прекрасную обладательницу сексапильного голоса. Он распахнул дверь, да так и застыл на месте. Перед ним стояли Клауд и Винсент.
- А вы чего пришли? Я вам еще битвы не назначал! – капризно проговорил юноша.
- Кададж, Тифа сказала, что вычислила твой адрес, - печально проговорил блондин. – Мы решили, что ей не стоит сюда идти.
Винсент молча достал из-за пазухи четыре упаковки пиццы и так же молча вручил их Кададжу, лицо которого было искажено немыслимой миной удивленного презрения.
- Приятного аппетита, - со вздохом сказал Клауд, и они с Винсентом направились к лифту.
- Это моя вина, - донесся до Кададжа унылый голос Страйфа. – Я во всем виноват.
- Ты опять? Ничего, в следующий раз получится лучше. Или ты до конца своих дней теперь не подойдешь к плите?
«Что за… О чем они говорят?» - с удивлением думал Кададж, при этом губы его искажались гримасой досады все сильнее и сильнее.
- О! Пицца прибыла! – радостно воскликнул Лоз и отобрал у брата одну из коробок. Здоровяк, напевая себе что-то под нос, нежно снял упаковку, предвкушая ощутить аппетитный аромат. Но вместо этого по квартире разнесся жуткий запах гари.
- Большой брат! – Кададж швырнул коробки с пиццей на лестничную площадку. – Это ты во всем виноват! Предатель!!!

@темы: Творчество

12:33 

Название: "Охота"
Жанр: хоррор, ангст
Персонажи: Хоул, Каролин
Фэндом: Темный город ^___^

Она сидела у окна и любовалась луной. Ночь казалась тихой и спокойной, слышно было только редкое попискивание сверчка, устроившегося где-то в трещине каменной кладки.
- Тьма зовет тебя, Каролин. Тьма мешает тебе спать. Тьма никогда тебя не оставит, - внезапно услышала девушка голос за спиной и резко обернулась. Перед ней стоял совершенно незнакомый молодой человек. Очень бледный, но безумно красивый: светлые, аккуратно постриженные - но не короткие - волосы, сапфировые серьги в ушах, дорогой костюм. Кожа юноши была изысканно-белой и гладкой, словно это был не человек, а фарфоровая кукла.
- Не слишком ли невежливо - пытаться познакомиться с девушкой, забираясь в ее дом среди ночи? - Каролин напряглась, готовясь, в случае чего атаковать.
- Люди так быстро забывают старых знакомых. А не люди - еще быстрее. Не помнишь меня? Какая жалость. Мы так часто виделись, Каролин... Полукровки всегда отличались короткой памятью. Четыреста с лишним лет назад. Старый сквер. Обещание. Помнишь?
Она, кажется, оцепенела.
- Хоул? Но...
"Что он здесь делает? Как? Он все еще жив? Неужто решил попить крови нефилима?.." - она ощутила, как по спине липкими капельками пота стекает страх. Каролин не очень боялась вампиров, но сейчас она была совершенно одна и понимала, что на помощь звать бесполезно - никто не придет. Лет двести назад у нее был наставник, готовый спасти в любой момент. Но теперь она была совершенно самостоятельным полукровкой.
Внезапно девушка ощутила, что погружается в какое-то полудремотное состояние.
"Как странно. Передо мной стоит существо, для которого моя кровь является немыслимым деликатесом... А я... Я не могу атаковать. Почему?"
Силы куда-то улетучились. Казалось, она даже не может поднять руку - настолько ослабли все мышцы.
"Доминирование?"
- Не убивай... меня... - еле слышно проговорила девушка пересохшими губами.
Вампир подошел к полукровке и приподнял ее лицо за подбородок. Склонившись к самому уху Каролин и щекоча светлыми волосами ее щеку, он проговорил:
- А помнишь, ты говорила, что готова посвятить мне всю свою жизнь?
- П-помню... Хоул... Я согласна! Только...
"Проклятье! Зачем ему это нужно? Ведь он же... Нет, я не хочу умирать!"
- О-о, что я слышу, девочка моя? Те же самые слова. Ты готова согласиться только из страха, да? А тогда говорила это лишь потому, что тебе хотелось поиграть. Посмотреть, что выйдет. Смотри, Каролин. Наслаждайся своим триумфом. Я вернулся... - вампир приблизил свои губы к ее губам. Девушка прикрыла глаза и с готовностью подалась вперед, не зная, зачем она это делает, и зачем Хоулу нужен этот поцелуй. Ведь вампиры не могут испытывать влечения.
- Посвятить мне всю жизнь... Как мило, - с этими словами юноша провел пальцами по щеке Каролин. Нефилимка прикрыла глаза. Она повиновалась только своему инстинкту... Или тому, что считала этим инстинктом. Хоул почувствовал касание теплых, живых губ. Но он не ответил на поцелуй и резко отстранился. - Мне не нужна твоя жизнь.
Гипноз рассеялся. Девушка поняла, что все это время была как тряпичная кукла в руках мастера: вампир мог делать с ней все, что захочет.
- Я просто хочу поиграть. Как ты много лет назад. Когда говорила, что я должен получить вечную жизнь, чтобы остаться с тобой навсегда. Когда говорила, что я должен стать вампиром. Для тебя.
- Ты... выпьешь мою кровь? - холодея от ужаса, спросила она, вскакивая с кресла и метнувшись к выходу. Благо, вампир сейчас не действовал на ее сознание. - Хоул, подожди... Я не... Я не знала, что так выйдет!
- Знала, - холодно ответил вампир. - Но это уже не важно. Куда собралась? Я еще тебя не отпускал.
Хоул прикрыл глаза и улыбнулся, мотнув головой. Рука в белой перчатке взметнулась вверх, и Каролин увидела, как комната постепенно наполняется темными фигурами, от которых исходит дух тления. Вампиры. Низшие. Очень слабые. И очень голодные.
- Друзья. Сегодня у одного из вас есть прекрасная возможность не только насытиться. Но и повысить свой ранг. Значительно повысить, - советник тихо рассмеялся и вновь посмотрел на девушку. В его взгляде было ни тени жалости. - А вот теперь... - темные глаза вампира вспыхнули рубиновым. - УНОСИ НОГИ! БЕГИ! Беги, не оборачивайся! Беги, жертва, съедаемая страхом! Охота началась!

Последние деньги трать, не бойся - будет еще.
Теперь так будет всегда. Будет больше чем я обещал
Зачем ты врешь, будто ты отдала мне все?
Я был один, ничего не хотел, не видел, не знал.

Какая ошибка! Ты думала - это любовь.
Когда я ушел, тебе стало проще мечтать.
Хотела убить мою жизнь, и это сбылось.
Но ночью ты плачешь, ты больше не можешь спокойно спать.

Мне не нужна твоя жизнь, не нужна твоя смерть.
Охотники рядом.
Если будут стрелять, ты отвернись.
Чтобы не встретиться взглядом.

Я ухожу на один космический час, а когда я вернусь,
Ты спросишь, кто я такой.
Я отвечу, что видел тебя много раз.
И ты вспомнишь, что тоже была со мной...

Мне не нужна твоя жизнь, не нужна твоя смерть.
Охотники рядом.
Если будут стрелять, ты отвернись.
Чтобы не встретиться взглядом.

@настроение: сонное

@темы: темный город, Творчество, Литература

05:28 

Дорисовалось.)


Расшифровка мелочей:
1) На крыше в левом верхнем углу - Мануэль, стреляющий по НЛО из винтовки.
2) В том же верхнем левом углу на той же крыше - антенна в виде доллара, облюбованная вороной.
3) В нижнем левом углу. Попа на заборе - это кот, ковыряющийся в мусорке. Из мусорки торчит пачка сигарет "GOSDUMA".
4) Надпись на заборе мелом - название ролевой Х)

@настроение: =)

@темы: рисунки, Творчество

20:48 

Поэтов гениальных очень много!
Все пишут, как несчастна их любовь,
Как жизнь плоха, как неровны дороги,
Как стынет в жилах раненая кровь.

Они вещают: люди - это стадо,
Подвластное лишь воле сатаны!
Поэтов гениальных много, правда!
Десятки! Сотни! Тыщи! Табуны!

Поэтов гениальных очень много.
И осуждать их нам, презренным, - грех!
Хоть слог у них хромает на две ноги,
И мысли их не ждет большой успех.

@темы: Творчество, стеб

14:22 

Эльфег дорисованный

16:35 

Потянуло на цинизм...

Бедная девочка Катя
Полюбила солдата.
И вот на жесткой кровати.
Она сама виновата.
Бедная девочка, бедная девочка.
Бедная девочка Катя.

Бедная девочка Аня.
Курила марихуану.
С нею спят лишь наркоманы
И обчищают карманы.
Бедная девочка, бедная девочка.
Бедная девочка Аня.

Бедная девочка Света.
Ей мать давала советы.
И вот с очкастым скелетом
Не видит белого света.
Бедная девочка, бедная девочка.
Бедная девочка Света.

Бедная девочка Кира.
Полюбила вампира.
Он не хотел ее слушать.
Он любит вкусно покушать.
Бедная девочка, бедная девочка,
Бедная девочка Кира.


Бедная девочка Лена.
Она одна во вселенной.
Она играет сонаты.
Но кому это надо?
Бедная девочка, бедная девочка.
Бедная девочка Лена.

@темы: стихуечки, маразм, Творчество, Литература, хентай епт

12:41 

Персонажчь

Draw and write

главная